Юрий ЛесманМы, старшеклассники археологического кружка Дворца пионеров, были знакомы с Юрием Лесманом со времени его первых самостоятельных раскопок в 1970-х гг. – под его руководством мы копали курганы в Лужском районе.
Лесман был для нас образцом ученого-интеллектуала с широким кругозором, принципиального в научных и нравственных вопросах, в бытовом же общении – человеком мягким, заботливым. Многими из нас, выбравшими стезю археолога, он потом дружески руководил, помогал советами.
Это был неспокойный, педантичный, неудобный, надёжный человек, – прежде всего человек чести и человек науки.
Лесман ушёл совершенно неожиданно, в кипенье планов и дел, в которых научное и общественное слились неразрывно. Всего несколько дней назад на заседании Общественного научно-экспертного совета по культурному наследию мы обсуждали с Юрием Михайловичем ближайшие детали борьбы за сохранение памятников Охтинского мыса.

Он принадлежал к тому кругу петербургских археологов, которые не довольствуются общеинтеллигентской “кухонной” оппозиционностью. Эта чуждая самопиару общественная деятельность, основанная на обостренном чувстве долга, выражалась не только в громких гражданских акциях, но и в невидимой рутинной работе на общественных началах в составе рабочих групп и градозащитных экспертных советов. Эта многолетняя неравная борьба, требующая воли, интеллектуальной неутомимости и порой рыцарского бесстрашия.
Таким он и останется в нашей памяти.

Алексей Ковалев

и выпускники археологического кружка Дворца пионеров 1970-80-х г.г.