Документы, запросы и ответы на них

История и суть вопроса

В соответствии с Приказом Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга (далее – КГИОП) от 20 февраля 2001 года №15 «Об утверждении списка вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную и иную культурную ценность» в указанный список был включен Дом Р.И. Бернштейна (с курдонером и оградой), расположенный по адресу: Санкт-Петербург, Каменноостровский проспект, дом 54/31 (порядковый номер 1246).

27 октября 2011 года распоряжением КГИОП №10-729 был утвержден Перечень предметов охраны выявленного объекта культурного наследия «Дом Бернштейна (с курдонером и оградой)».

Жители многоквартирного дома по адресу: Санкт-Петербург, Каменноостровский проспект, дом 54/31 (далее – Заявители) полагают, что указанное распоряжение является незаконным как принятое с превышением полномочий КГИОП.

Во-первых, в соответствии с пунктом 2 статьи 18 ФЗ «Об объектах культурного наследия» «объекты, которые представляют собой историко-культурную ценность и в отношении которых вынесено заключение государственной историко-культурной экспертизы о включении их в реестр как объектов культурного наследия, относятся к выявленным объектам культурного наследия со дня поступления в федеральный орган охраны объектов культурного наследия или в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный в области охраны объектов культурного наследия (далее – соответствующий орган охраны объектов культурного наследия), документов, указанных в статье 17 настоящего Федерального закона». Пунктом 2 статьи 17 ФЗ «Об объектах культурного наследия» предусмотрено, что «для принятия решения о включении объекта культурного наследия в реестр соответствующий орган охраны объектов культурного наследия представляет в Правительство Российской Федерации (в случаях, предусмотренных пунктом 9 статьи 18 настоящего Федерального закона) либо в орган государственной власти субъекта Российской Федерации, определенный законом данного субъекта Российской Федерации: заключение государственной историко-культурной экспертизы».

Согласно подпункту «а» пункта 20 Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 года №569: «В заключении экспертизы указывается однозначный понятный вывод экспертизы: об обоснованности (положительное заключение) или необоснованности (отрицательное заключение): включения объекта культурного наследия в реестр (в положительном заключении экспертизы указывается рекомендуемая категория историко-культурного значения объекта культурного наследия, а также излагаются особенности, определяемые как его предмет охраны)».

Иными словами, особенности объекта культурного наследия, являющиеся его предметом охраны, в соответствии с действующим законодательством РФ должны быть определены историко-культурной экспертизой уже на момент отнесения таких объектов к выявленным объектам культурного наследия, то есть к указанному моменту в отношении объекта уже должно быть получено заключение историко-культурная экспертизы.

Во-вторых, как было указано выше, Дом Р.И. Бернштейна был включен в список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную и иную культурную ценность в 2001 году, то есть до вступления в силу Федерального закона от 25 июня 2002 года №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об объектах культурного наследия»).

Действующие на момент включения Дома Р.И. Бернштейна (с курдонером и оградой) в список вновь выявленных объектов культурного наследия нормативные акты (Закон СССР от 29 октября 1976 года «Об охране и использовании памятников истории и культуры», Закон РСФСР от 15 декабря 1978 года «Об охране и использовании памятников истории и культуры») не содержали требования о проведении историко-культурной экспертизы при включении объекта в названный перечень.

Иными словами, на момент включения Дома Р.И. Бернштейна в список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную и иную культурную ценность, требование о проведении историко-культурной экспертизы в отношении таких объектов для целей их включения в указанный список отсутствовало.

В-третьих, 29 июня 2002 года вступил в силу ФЗ «Об объектах культурного наследия», в пункте 4 статьи 64 которого указано: «Отнести объекты, являющиеся на день вступления в силу настоящего Федерального закона вновь выявленными памятниками истории и культуры на основании Закона РСФСР “Об охране и использовании памятников истории и культуры”, к выявленным объектам культурного наследия с последующим переоформлением документов, предусмотренных статьей 17 настоящего Федерального закона, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации».

Таким образом, в силу переходных положений ФЗ «Об объектах культурного наследия» Дом Р.И. Бернштейна относится к выявленным объектам культурного наследия, в отношении которого согласно пункту 4 статьи 64 ФЗ «Об объектах культурного наследия» должно быть получено заключение историко-культурной экспертизы, которой, как было указано выше, определяются особенности, составляющие предмет охраны объекта культурного наследия.

В-четвертых, КГИОП не наделен полномочиями определять предмет охраны выявленного объекта культурного наследия; охраняемые особенности выявленных объектов определяются только заключением историко-культурной экспертизы. В частности, пунктом 4 статьи 52 ФЗ «Об объектах культурного наследия» установлено, что «Выявленный объект культурного наследия используется с обязательным выполнением следующих требований: обеспечение неизменности облика и интерьера выявленного объекта культурного наследия в соответствии с особенностями, определенными как предмет охраны данного объекта и изложенными в заключении историко-культурной экспертизы».

Поскольку КГИОП не вправе определять предмет охраны выявленного объекта культурного наследия, распоряжение КГИОП от 27 октября 2011 года №10-729, устанавливающее список особенностей, составляющих предмет охраны Дома Р.И. Берштейна, принято с превышением предоставленных КГИОП полномочий и нарушением законодательства Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 35 ФЗ «Об объектах культурного наследия» установлено: «Проектирование и проведение землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории памятника или ансамбля запрещаются, за исключением работ по сохранению данного памятника или ансамбля и (или) их территорий, а также хозяйственной деятельности, не нарушающей целостности памятника или ансамбля и не создающей угрозы их повреждения, разрушения или уничтожения». Статьями 40-44 ФЗ «Об объектах культурного наследия», регулирующими порядок производства работ по сохранению объектов культурного наследия, установлен запрет на изменение особенностей, составляющих предмет охраны объекта культурного наследия.

До определения особенностей, составляющих предмет охраны объекта культурного наследия, определить, выполнение каких работ повлечет изменение таких особенностей, то есть установить, соответствуют ли предусмотренные проектом работы требованиям статей 40-44 ФЗ «Об объектах культурного наследия», невозможно. Издание КГИОП распоряжения от 27 октября 2011 года №10-729 в нарушение закона создает угрозу обхода указанных выше запретов, поскольку под видом работ по сохранению объекта культурного наследия могут проводиться работы, изменяющие особенности, которые бы могли быть включены в предмет охраны объекта культурного наследия при производстве историко-культурной экспертизы, что, безусловно, нарушает права граждан Российской Федерации, предусмотренные статьей 44 Конституции РФ и статьей 7 ФЗ «Об объектах культурного наследия».